?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Действительно, почему не описать историю, однажды со мной случившуюся, но завернутую в пролог и эпилог?

Пускай она не будет связана с последней Схваткой, где чудесным образом победило Зеркало. Где были новички и основной состав. Где гендерный спектр переливал за край стакана. Где были феи и цари, кролики и человеки, трезвые и пьяные, скрепки и маркеры, ораторы и молчуны. Где...

Оставим. Разве, никому не кажется, что если мы пишем эти истории, значит ... что их кто-то читает?

Так вот, жили-были боги. Ну, просто Боги. Их было много. Разных мастей, навыков и стремлений. Разного возраста и взглядов. И не стоит стесняться, что одни из них были женщинами, а вторые - мужчинами. Мы остановимся на двоих, чем-то мне приглянувшихся.
Временами, эти двое, оторвавшись от прочих дел, сидели у Реки Жизни, наблюдая за ее течением. У самых берегов оно было слабое, а на стремнине заметно сильней. Один берег Реки, как и положено, был облагорожен гранитом. Другой - ивами и кленами, которые по осени роняли свои листья прямиком в воду.

Иногда, по Реке проносился катер с другими Богами, которым не было дела до наших двоих и до людей, по хребтам которым они проносились по речной глади. В такие моменты, поверхность Реки  меняла свой рисунок. И возникали волны, которые с шумом бились о берег, давая пену.

Наши боги не были милостливыми. То, чем они занимались, сидя на берегу, можно назвать Судом. Вы как хотите, но им наплевать на наши определения.

Каждый из них брал в горсть людей, пальцами другой хватал очередного человека, расщеплял надвое и с наслаждение бросал в рот его душу. Половинки бывших тел они бросали в Реку. И ее течение уносило, ставшие ненужнми, останки прочь. Чтобы история жизни каждого съеденного, стала Историей всех Жизней.

Время от времени, наши Боги прерывались и спорили о взглядах на жизнь. Не на человеческую, упаси-другие-боги, а на собственную.

И, потешившись перепалкой, возвращались к своим делам и поеданию человеческих душ.

Однажды, в один из вечеров, посвященных их скромному ужину, она сказала:
- Глянь-ка, не пивная ли бутылка лежит на дне?

На что он ответил:
- Не знаю, мне казалось, что это желтая зажигалка.

Оба вгляделись в толщу воду. Даже под их пристальным взглядом, бутылка не превратилась в зажигалку. Снова промчался катер, исказив исследуемый предмет.

Эпилог.

Он выпрямил ногу. Видимо, затекла. Левой рукой поднял с гранита зеленый пакетик с остатком  надписи "кубанские от Атамана". Вгляделся внутрь. Поднялся сам. Собрал розовато-фиолетовые листы с крупными буквами "Media Markt", на которых сидели. Констатировал:
- Ты замерзла. Пойдем, семечки, все равно, не ужин.

Переходя укатанный повозками тракт, его, вдруг, посетила шальная мысль: "Когда-нибудь, этот спуск к воде войдет в состав набережной Смоленки. А тропинку к нему назовут Проспект Счастья".

Сегодня, я знаю наверняка - он бредил. Тропинку назвали обыденно, "5-я линия".